В. Л. Лехциер я не трус, но я боюсь

Страх, как феномен индивидуального сознания, есть трагический страх, именно потому, что бытийствование носит трагический характер. Но вместе с тем, страх несет конструктивное значение, которое заключается в том, что страх открывает исходную целостность, единство сознания, которая есть его сущность."" . , , . , , , . Философия Библиографическая ссылка на статью: Страх и ужас мы исследуем как онтологические феномены, понимая бытие человека как смену тех или иных модусов существования.

Основные смыслы категории"страх" в аспекте феноменологического и социально-философского анализа

Тревога и страх имеют общую онтологическую основу, но на самом деле они различны Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Следующая Тревога и страх имеют общую онтологическую основу, но на самом деле они различны. Это общеизвестный факт, но о нем уже столько было сказано, что это может вызвать обратную реакцию, направленную против не только некоторых преувеличений, но и истинного различия.

Страх, в отличие от тревоги, имеет определенный объект в этом сходятся многие исследователи ; этот объект можно встретить, проанализировать, побороть, вытерпеть.

Именно этот разрыв связи человека с Бытием – и есть страшное страха. Онтологический страх – это расположение, в котором открыто, да- но.

Тревожность и страх в экзистенциальной философии, психологии и психиатрии Общепризнанно, что наибольшее влияние на психологические и психиатрические разработки страха и тревоги оказали философия экзистенциализма и взгляды ее непосредственного предшественника — С. Как уже отмечалось и это подчеркивается едва ли не во всех современных работах, посвященных проблемам тревожности и страха , именно Кьеркегору принадлежит идея разграничения конкретного страха-боязни и страха глубинного, иррационального.

Кьеркегор трактует страх, тревогу, беспокойство, отчаяние как психологическое обоснование обращения человека к религии и религиозной нравственности. Особое внимание Кьеркегор уделяет тем интимно-личностным переживаниям, которые не поддаются никакой объективации, невыразимым и неизреченным. Именно к таким переживаниям относится страх-тоска в отличие от конкретного страха-боязни.

В комментариях к книге С. А между тем он — самое существенное определение. Страх — это желание того, чего страшатся, это симпатическая антипатия; страх — это чуждая сила, которая захватывает индивида, и все же он не может освободиться от нее, да и не хочет, ибо человек страшится, но страшится он того, что желает. Концепция страха Кьеркегора — концепция этико-теологическая.

Глубинный страх здесь — изначальная характеристика 27 человеческого бытия, дающая возможность проявиться человеческой свободе выбора как подлинному выражению свободы человека. Существенное значение для последующей психологической разработки этой проблемы имело подчеркивание Кьеркегором субъективности страха.

ОНТОЛОГИЯ это:

Мне страшно, что я при взгляде на две одинаковые вещи не вижу, что они усердно стараются быть похожими Введенский замечает и видит. Что же он видит? Он видит вещи в их динамическом бытии, в их абсолютной персональности и одновременно абсолютной похожести.

Хайдеггер заявил: «Онтология возможна только как феноменология» [S. 35], .. Страх – это не просто боязнь чего-то или перед чем-то, это и не.

Бытие — последнее, о чем допустимо спрашивать, но оно не может быть определено традиционным образом. В любой проблеме, особенно это касается понятий духа, сознания, материи, есть что-то последнее, что само не может быть определено. Бытие — это чистое существование , не имеющее причины, оно — причина самого себя, самодостаточное, ни к чему не сводимое, ни из чего не выводимое. Это действительность как таковая. Поскольку бытие открывается только человеку и через его мышление , то постижение бытия — попытка приобщиться к истинному существованию, обретение самобытности, свободы.

Вольфа — предшественника И.

Человек в экзистенциализме

Вперед Человек, не имеющий основы существования в самом себе, будучи призванным из небытия волей Другого, своим существованием не распоряжается и потому всегда бывает перед лицом небытия. Небытие создает для человека онтологическую опасность, которая могла бы его настигнуть в любой момент, если бы Бог не держал бы его бытие. Эта своеобразная угроза небытия проявляется в страхе. Но вместе с тем он чувствует, что быть из себя он не может. Оперевшись на себя, он тут же ощущает, что опирается на ничто.

Онтоло гия (новолат. ontologia от др.-греч. , род. п. — сущее, то, что существует + Вопросы онтологии — это древнейшая тема европейской философии, восходящая к досократикам и особенно Пармениду. Важнейший.

Подлинный страх возникает тогда, когда само существование для человека становится проблемой, когда человеческое самосознание открывает человеку его межмирность, открывает ему самого себя, как вечного странника, уединенного и объятого страхом. Хотя практически все философские школы и направления, так или иначе, рассматривали проблему страха в рамках соответствующих мировоззренческих систем, задача самоопределения страха в качестве онтологического феномена остается актуальной.

Это связано с тем, что рационалистическая традиция мышления, стремящаяся к обнаружению истины, как знания, находящегося вне сознания, рассматривала страх, лишь в качестве случайного момента, психологизма, одного из других человеческих аффектов, эмоций страстей, сферой действия которых является душевное. Более того, преобладающим являлся анализ отдельных форм и проявлений страха. Однако, вполне очевидно, что понимание природы, смысла страха невозможно проработать и раскрыть полностью, исходя из анализа какого-либо отдельного вида или отдельного аспекта, как нельзя средствами отдельного научного знания разобраться в структуре данного сложного феномена.

Наиболее эффективным в этом плане будет являться социально-философский подход. Страх есть один из основных феноменов человеческого существования, противоречивый и динамично изменяющийся. В современной ситуации трансформации общественного устройства и сопутствующего ей распада этико-правовых и культурных норм, олицетворявших разумность и целесообразность, возникают новые формы страха как, например, страх терроризма , новые сферы его воздействия. Многие, применявшиеся ранее подходы к изучению страха, в настоящее время утрачивают свою эффективность и значимость, требуют глубокого переосмысления.

Глава 7. ТРЕВОГА И ВИНА КАК ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ

Феномен страха Павел Гуревич, для . Он связан с человеческой природой и обусловлен культурой. Всю свою историю человечество пытается избавиться от страха и одновременно использует его магнетическую силу. Культура страха Жизненные условия в каждой культуре порождают некоторые страхи. Они могут вызываться внешними опасностями природа, враги , формами социальных отношений рост враждебности вследствие угнетения, несправедливости , культурными традициями традиционный страх перед демонами, нарушениями табу.

Выявление онтологического статуса феномена тревоги предполагает его трактовку Если страх – это ожидание негативного определенного события .

В центре внимания его ведущих представителей М. Экзистенциализм как философское выражение глубоких потрясений начала века первая мировая война, нестабильность, приход фашизма обратился к проблеме кризисных, критических ситуаций и рассматривал человека в жестоких исторических испытаниях. Познать бытие человека при объективном рассмотрении невозможно, считают экзистенциалисты, потому что науки не в состоянии постичь его подлинное бытие экзистенцию.

Человек понимается в экзистенциализме как существо, приносящее жизнь в жертву своему предназначению. Сознавая свою бренность, человек устремляется к вечному, но не к бессмертию души или человеческого рода, а к надвременной значимости безусловного принципа. Сущность экзистенциалистской антропологии изложена М. По Хайдеггеру, ничто сущее, кроме человека, не знает о своей конечности, смертности, потому что только ему ведома временность, а с ней и само бытие.

Она представляет собой единство трех моментов: Забота есть, по Хайдеггеру, целостная структура. Также и два других модуса. Если объективное время мыслится как однородная линия, то у Хайдеггера каждый из моментов времени приобретает качественную характеристику. В этом смысле экзистенциальный поток времени идет не от прошлого к будущему, но и в обратном направлении.

В зависимости от того, какой модус времени оказывается выдвинутым на первый план, будущее, направленность к смерти, или настоящее, обреченность вещам, - в зависимости от этого человеческое бытие будет подлинным или неподлинным.

Тема 5. Экзистенциальные модусы существования человека

В этой связи любая трансцендентально-философская интерпретация фундаментальной онтологии, которая не рассматривает именно эту тему в качестве основополагающей для всего хайдеггеровского философствования, вряд ли может претендовать на адекватность изложения. Необходимо всегда иметь в виду, что рассмотрение фундаментальной онтологии в контексте трансцендентальной философии всегда сталкивается с той проблемой, что у самого Хайдеггера собственно эпистемологии никогда и не было.

И в таком случае этот вопрос может быть понят как вопрос о форме то есть собственно априорном условии осуществления как чего-то действительного.

через такое первичное базисное переживание, как страх перед смертью. Общество – это всеобщая безличная сила; она подавляет и разрушает.

Никто из них не подозревал, что присутствует при рождении крупного духовного движения, ведущие представители которого М. Ясперс в Германии, Ж. Марсель во Франции вскоре будут возведены в ранг классиков философской мысли столетия. Тип философствования, который культивировал экзистенциализм, действительно был необычным. Его представители не пытались проникнуть в методологические тайны науки, раскрыть природу искусства, морали и религии, предложить новые глобальные философско-исторические конструкции.

Они решительно ставили в центр внимания индивидуальные смысложизненные вопросы вины и ответственности, решения и выбора, отношения человека к своему призванию и к смерти и проявляли интерес к проблематике науки, морали, религии, философии истории в той мере, в какой она соприкасалась с этими вопросами. В экзистенциалистских работах нет движения от простейших определений предмета ко все более развернутому и конкретному его пониманию, движения, отличающего теоретическую мысль будь то в философии, будь то в специальных науках от других форм духовного освоения действительности.

Систематическое единство этих работ имеет скорее сюжетно-тематический характер, как и единство произведений художественной литературы. За этими внешними отличиями экзистенциализма от того типа философии, который господствовал на Западе в течение более полувека, скрывается серьезная содержательная претензия: Экзистенциализм — философское выражение глубоких потрясений, постигших западную цивилизацию в первой половине века.

Буржуазная философия классического периода ставила в центр внимания духовную активность людей, реализующуюся в научном и художественном творчестве, в создании и совершенствовании политических учреждений. Экзистенциалистская философия сосредоточена на проблеме духовной выдержки человека, заброшенного в иррациональный, вышедший из-под его контроля поток событий. Он отталкивается от наиболее типичных и именно поэтому поддающихся обобщенному философскому выражению форм радикального разочарования в истории, которое начиная с х годов охватывает на Западе достаточно широкие слои населения и особенно напряженно переживается либеральной и мелкобуржуазной интеллигенцией.

Феномен страха

Много дней шел по пустыне путник и однажды увидел посреди барханов одинокую пальму. Путник повертел головой, посмотрел наверх — никого. Тогда он осторожно взял бурдюк и с опаской отпил из него. И путник всласть утолил жажду. И тут же перед ним возник ковер, уставленный всевозможными яствами.

И Гегель указывает на этот экзистенциальный страх сознания перед мощью и насилием трансгрессии как негативной сущности: «Чувствуя это насилие.

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха.

На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги. .

Садгуру - Проблемы со страхом? Просто переключи канал!